Главная страницаРегистрацияВход
Disciples of Mortis Приветствую Вас Смертный | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Disciples [14]
Статьи посвященные ордам нежити в играх серии Disciples
Heroes of Might & Magic [1]
Статьи посвященные воинам и героям замка Necropolis в играх серии HoM&M
Age of Wonders [0]
Статьи посвященные расам Нежить и Темные Эльфы в играх серии AoW
Демиурги [1]
Статьи посвященые расе Синтетов в серии игр Демиурги
Warhammer [11]
Статьи посвященные различной нежити во вселенной Warhammer
Месяцы нежити [16]
Warcraft [2]
Статьи посвященные расе нежити в играх вселенной Warcraft
Клан DoM [3]
Все, что касается клана Disciples of Mortis.
Другая Нежить [4]
Здесь собраны статьи посвященные играбельной нежити в других играх.
Некромантия, Некромагия и Нежить [10]
Статьи не относящиеся к играм, но относящиеся к нежити и некромантии. Так же о нежити в играх, за которую нельзя играть.

Наш опрос
Каким браузером вы пользуетесь для просмотра интернет страниц?
Всего ответов: 1032

Начало » Статьи » Warhammer

Армии вампиров. Часть вторая
Некрархи
 

Если Кровавые Драконы - идеальные воины, то Некрархи - идеальные маги. Тысячелетия своей жизни тратят они на изучение темных знаний, богопротивные эксперименты и изуверские исследования - все с целью увеличения своей магической мощи. Вообще говоря, Некрархи исключительно редко объявляют войны, но если уж это случилось, то их противникам следует горячо молиться, и лучше всего - за упокой своих душ, ибо это вампиры способны поднимать тысячи немертвых воинов из недр земли по мановению своего держащегося на лоскутах полусгнившей кожи перста. Сила Некрархов в смертоносной магии, а слабость в физической хилости. В отличие от других вампиров, Некрархи гниют заживо, их тела уродливы, искривлены и субтильны. Вряд ли хоть один из них мог бы удержать в руках меч Кровавого Дракона. Впрочем, у них есть армии могучих слуг для того, чтобы держать мечи, да и вообще они считают ближний бой признаком скудоумия и ограниченности.

Благородная Кровь Нехекхары.
Все, что Некрархи могли взять с собой со своей горящей родины - это темные знания некромантии. Древние свитки на кхемрийском, хранящиеся в саркофагах древнейших из этих тварей, повествуют о том, как сковать и поставить себе в рабство саму Смерть. Среди людей наиболее популярна легенда о том, что вампиров создала королева Неферата, но эта история довольно сомнительна. Гораздо убедительнее легенда Некрархов о том, что Эликсир Жизни изготовоил ее придворный маг некрарх В'соран, а королева лишь присвоила себе плоды его труда. Верится в это с легкостью, тем более, что положившая начало вампирам книга Нагаша сейчас хранится в библиотеках легендарного Некрарха Захарии Бессмертного.

Пробуждение.
Мертвые глаза Некрархов просвечивают холодное чрево земли на сотни миль, обозревая обточенные червями кости и гниющую плоть павших здесь воинов. Стоит вампиру лишь прошипеть формулу на режущим человеческий слух языке - как все эти мертвые остовы начнут покидать свои червивые могилы, чтобы встать на службу своему уродливому владыке. Самые могущественные из Некрархов, согласно слухам, могут выдергивать из плена земли даже кости древних драконоподобных тварей, живших задолго до человека.

Акколит Тьмы.
Века темных экспериментов и безумных исследований заметно сказались на Некрархах. Пусть для постороннего человека они и выглядят хилыми горбатыми калеками, но на самом деле сквозь их пустые жилы струятся бурлящие реки волшебной силы, готовые в любой момент вырваться наружу чумным торнадо, сметающим все на своем пути. Подвластая вампирам этой династии сила тьмы многократно усиливает любые их заклинания, превращая огненный шар в магматический метеор, а замораживающую стрелу - в арктический ледник.

Темное Пророчество.
Для Некрархов, изучавших магию веками, каждое завихрение в ветре магии, каждый его порыв имеет определенное значение. Смертным магам, живущим меньше, чем Некрарх оттачивает до блеска одно заклинание, понятно только общее направление ветров магии, но Некрарх способен читать эти ветры, как книгу, и даже предугадывать их поведение. Таким образом он еще до сотворения знает, какой эффект возымеет заклинание и как его можно усилить.

Магистр Темных Искусств.
Никто не может сравниться в искусстве некромантии с Некрархами, учителем которых был сам ее изобретатель Нагаш Черный. Вампирам этой династии известны тайные слова силы и секретные компоненты, позволяющие добиться от заклинаний некромантии максимальной силы. Там, где простой некромант поднимает одного скелета, Некрарх выдергивает из небытия целое кладбище.

Запретные Знания.
Для того, чтобы постичь темное искусство полностьЮ, требуется много времени - но это мало заботит бессмертных Некрархов. В закромах их памяти хранится такое множество заклятий некромантии, что смертному человеку не хватит жизни просто на то, чтобы пречислить их всех. Не все из них можно применять на полу боя, но и там Некрархи нередко удивляют своих противников, применяя известные им одним чары.

Войска Некрархов.

Некрархи имеют обыкновение накапливать свои темные армии веками, и потому их воинства обычно насчитывают орды скелетов и зомби, тянущиеся от горизонта до горизонта, но не это заставляет волосы смертных становится дыбом, когда им предстоит сражаться с этими вампирами. При помощи своих темных чар Некрархи поднимают с того света чудовищных кадавров, само существование которых - плевок в лицо жизни и природе. А самые могущественные из них, вроде всесильного Захарии Бессмертного, могут оживлять даже могучих драконов, смертоносных при жизни и смертоносных вдвойне после смерти. Но главная сила Некрархов, конечно, не в армии, а в черной магии, способной решить исход битвы даже до вооруженного столкновения. Нередко эти вампиры объявляли войны близлежащим государствам только для того, чтобы испытать на их армиях свои новые кощунственные заклятия.

Скелеты и зомби составляют основную массу воинства Некрархов, и они же являются их горячо любимым народом. Уничтожая жуткой магией и чудовищными эпидемиями целые города, Некрархи полностью уверены, что служат всеобщему благу. Фактически, полностью послушный, не имеющий потребностей скелет, неподверженный порывам и эмоциям - вот идеал Некрархов и их владыки Нагаша для эволюции всего живого в Старом и Новом свете.

В омерзительных, изуверских лабораториях Некрархи день и ночь корпят над чудовищными, вызывающими рвоту даже с виду машинами и станками, выводя противных самому мировому порядку существ - гибриды живой плоти и нежити. Органические ужасы бурлят и клокочут в грязных колбах, наполненных взякой, гнилой слизью, и один лишь мимолетный взгляд на то, что возится и стонет внутри, способен посеребрить волосы на голове храбрейших из воинов. К счастью, большинство кадавров так и не покидает мутные стенки пробирок, но те, что выжили и доказали свою полезность, будут наводить ужас на врагов своего создателя, пока того не пронзит себеряная пуля - или, скорее, вечно.

Волкодлаки Некрархов ничуть не сродни благородным, умным хищникам фон Карштейнов. Результаты безумных экспериментов, к сожалению, закончившихся успехом, они сшиты вместе из тщательно отобранных Некрархом частей тел и оживлены разрядом молнии. Не кровь вампира родом из Ламии поддерживает существование в теле этого кадавра, а гибельные для живых ушей заклинания и многочисленные смертельно ядовитые химикаты, которыми он напичкан. Неуклюже и неестественно, но молниеносно быстро движутся они по полю боя, наводя своими криками, непохожими на крик ни одного из живых существ, ужас на смертных.

Нетопыри Некрархов - еще одно создание, существование которого не допустил бы даже самый безумный из богов. Выращенный в пробирке и оживленный ритуалами некромантии, этот урод существует лишь для того, чтобы губить жизнь во всех ее проявлениях. Эти твари неестественно огромны в размерах, а их клыки настолько огромны, что способны надрезать мифрильный панцирь подобно тонкой кожице фруктового плода.

В армиях Некрархов сущие - это не просто великие воины, поднятые ото сна злой волей древнего вампира. Для Некрарха такой удивительный образчик нежити - это прежде всего поле для сумасшедших экспериментов. Кости этих сущих покрыты многими слоями алхимических варев, а их черные духи укреплены огромным количеством жутких наговоров и заклятий. Даже раздробленные сотнями ударов, эти твари через некоторое время собираются из частей вновь, скованные жуткой магией Некрарха, и продолжают молчаливо нести его черную волю.

Могильная Гвардия Некрархов похожа на остальные их творения. Их движения так же судорожны и странны, но неизменно смертоносны. Ходят слухи, что под их пыльными доспехами трепыхаются не скелеты воинов прошлого, а жуткие полунеживые гомункулусы, которых Некрархи подарили черным душам своих самых верных сущих. Мало кто внушает противникам Некрархов такой ужас - как своей смертоносностью, так и бесчеловечностью.

Представляющие собой элиту в армиях других вампиров, Черные Рыцари не пользуются большим почетом среди Некрархов. Вампиры этой династии предпочитают магию мощи. Впрочем, отрицать их безусловную силу и пренебрегать полной покорностью было бы попросту глупо. В бой они едут на чудовищных Кошмарах, сшитых Некрархами из кусков тел самых смертоносных животных и усиленных согласно представлениям их больных воображений об идеальном скакуне. Многочисленные костяные клинки, шипы и когти украшают их.

Ни для кого не секрет, что Некрархи нередко берут к себе в ученики талантливых некромантов. Правда, лишь единицы из сотен доживают до того момента, когда у них хватит знаний, чтобы прикончить своего уродливого учителя и занять его место, как это сделал Захария Бессмертный. Кто-то быстро надоедает Некрарху, и тот просто разрывает его на куски. Кто-то попадается учителю под горячую руку, когда тот в приступах истерической ярости громит все на своем пути. Кого-то Некрархи справедливо считают потенциальными противниками и убивают. Но все же не иссякает поток некромантов, желающих прильнуть к бездонному кубку знаний этой династии - еще бы, ведь никто не знает некромантию лучше Некрархов, стоявших у ее истоков.

Порой бывает и так, что излишне ретивый ученик Некрарха, обладающий его знаниями, но не обладающий опытом, ставит черезчур смелый эксперимент и превращается в духа. Учитель обычно бывает только рад такому повороту дела, ведь вместо раздражающего ученика под их началом оказывается могучий немертый слуга. Ходят слухи, что нередко Некрархи сами подстраивают ученикам такую смерть, чтобы получить от надоевшего смертного хоть какую-то пользу.

Земли Некрархов просто кишат призраками людей, некогда населявших их и убитых заклинаниями зловещего вампира. Они скитаются по мертвым пустошам и почерневшим лесам, исходясь яростными воплями и садистски убивая любого смертного, зашедшего в их владения. Некрархов такое положение дел вполне устраивает, а перед войной они обязательно подчиняют паразитирующих на их земле привидений своей воле.

Нередко армии Некрархов сопровождает на поле боя Черный Катафалк. Благодаря темным заклинаниям и запретным знаниям его владельцев вампир в Катафалке восстанавливается гораздо быстрее. Цель Некрарха, выводящего в бой эту машину, скорее, не воскресить возлежащую в ней тварь, а проверить ее боевые характеристики и эффетивность наложенных на нее заклятий.

Если Некрарху нужен сильный и могучий союзник в битве, то он обычно достает со своих затянутых паутиной полок самые темные тома, которые даже он страшится использовать в мирное время и на долгие дни запирается в своем саркофаге с рабами для жертвоприношений темным силам. Проводимые им там изуверские ритуалы должны призвать к его башне самую могучую нежить в округе - как правило, ей оказываются баньши.

Далеко на юге лежит запретная Долина Костей. На ней в большом количестве лежат кости созданий, убитых неизвекстным древним катаклизмом, в том числе кости драконов. Когда Великий Некромант, Нагаш Черный, сотворил свой Ритуал Пробуждения, эти гигантские скелеты наполнились нечистой жизнью, и глазницы их черепов загорелись темными огнями. До тех пор, пока Нагаш попирал землю своими костяными ногами, они летали по миру в жгучей жажде живых душ. Когда же Нагаш пал, они вернулись к своему вечному сну смерти. Теперь мало кто может пробудить их заново, но Некрархи, к сожалению, относятся к тем, кто способен это сделать. Поднять мертвого дракона нелегко даже для них, но сделавший это вампир получает в своей распоряжение силу для уничтожения целой армии. К примеру, драколич может исторгать из своих челюстей поток ядовитых испарений. Живая плоть, соприкоснувшись с этими миазмами, чернеет и гниет прямо на глазах. А полуразложившаяся туша драколича привлекает многочисленных мух, которые живут с драконом в своеобразом некросимбиозе. Драколич позволяет мухам питаться его трупными жидкостями и откладывать в его плоть своих личинок, а мухи в обмен на это нападют на всех, кто сражается с их хозяином, забиваясь в носы и глаза.
  
Стригои.
 

Главное оружие Стригоев - это их всепоглощающая ненависть ко всему, что движется. Пусть им и неизвестна тактика или стратегия, но кровавая вакханалия с разрыванием противников на части и пожиранием заживо раненых ничуть не менее опасна, чем тщательно спалнированное выступление. Познания в военной науке, магии и искусстве рукопашного боя им с лихвой заменяет недоступная живым ярость, отдаваясь которой, Стригои способны не обращая внимания на боль противостоять отлично обученным и вооруженным армиям. Однако, являясь дикими животными, Стригои не могут использовать доспехов и оружия. Хотя большим для них недостатком это назвать тяжело, их чудовищные когти режут плоть и металл как бумагу, а загрубевшая кожа прочнее кожаной брони.

Проклятье Кровопийцы.
Столь сильна ненависть Стригоев к живым и мертвым и столь велико их желание истреблять их и причинять им боль, что даже Смерть не властна над ними, в ужасе наблюдая со стороны над их небывалыми зверствами. С ног до головы покрытые смертельными ранами, с головами, болтающимися на сухожилиях и свешивающимися из ран на животе внутренностями, Стригои продолжают нести резню с утроенной яростью. Ранения исцеляются на их теле моментально, будто сшиваемые чьей-то невидимой рукой: порой воин не успевает выдернуть меч из нанесенной Стригою раны, как она уже затянулась.

Огромное Чудовище.
Шкура Стригоев прочна, как закаленный металл. Покрытая множеством язв, шрамов, ожогов, лишайников, пиявок и прочих паразитов, на вид и по свойствам она напоминает надгробный мрамор. Мушкетные пули плющатся о нее, как горошины, двуручные мечи ломаются или гнутся, а заклинания разбиваются о нее подобно прибою о скалы. Стригоев настолько сложно убить, что некоторые ученые всерьез утверждают об их бессмертии. Забавно, но они скорее правы.

Превращение в нетопыря.
Если фон Карштейны превращаются в благородных волков, то Стригои - в кровожадных нетопырей. С окутанного тучами падальщиков небы несут они смерть тем, кто от рождения прикован к земле, отрывая им головы своими огромными когтями, разрывая их на куски и сбрасывая с огромной высоты. Издавая пронзительный визг, они кружат над полем боя, с высоты высматривая для себя самых аппетитных противников.

Вечная Ненависть.
Лишь две эмоции знакомы Стригоям - ненависть и ярость. первая гложет их в мирное время, затяавляя рвать самого себя когтями, выть, кататься по полу и превращать подвернувшихся под руку вурдалаков в кровавое мессиво. Вторая захватыает их на поле боя. Одерживые смертью, резней, убийствами и болью, Стригои наносят град не очень точных или спланированных, но исполненных чудовищной силы и наполненных абсолютной ненавистью ударов, просто не давая противнику шансов защититься или увернуться.

Призыв Вурдалаков.
Вурдалаки, зловонные пожиратели падали, привыкли ошиваться у ног более крупных и свирепых тварей, надеясь, что им перепадет кусок от их трапезы и не перепадет участь быть съеденным. Находясь около Стригоя, всегда можно быть уверенным в первом, хотя далеко не уверенным во втором. Несмотря на то, что Стригои ненавидят этих мерзких каннибалов, как, впрочем, и все остальное, это не мешает им использвать Вурдалаков. По громогласному реву Стригоя на поле битвы в ожидании облепленной трупными мухами трапезы сбегаются вурдалаки с каждого окрестного кладбища.

Стальные Мышцы.
Мышцы Стригоя можно было бы сравнить с закаленной сталью, если бы сталь не была так мягка и податлива по сравнению с ними. Своими ручищами толщиной с вековой дуб Стригои могут как отковырнуть крышку железного гроба, так и разорвать доспех бретонского рыцаря; как вывернуть из петель мраморную дверь склепа, так и разорвать имперского мечника пополам. Если бы у них не было когтей, острых, как шипы на кладбищенской ограде, Стригои без проблем рвали бы противников голыми руками.

Войска Стригоев.

Армия графов-вампиров, как правило, представляет собой неисчислимую орду зомби или скелетов, медленно задавливающую противника массой и численностью. В противовес этому, армии Стригоев представляют собой огромные стаи ночных охотников, несущихся к рядам вражеской армии, одержимые каннибалистическим безумием. Как только Стригоям удается навязать противнику ближний бой, начинается неслыханная резня, землю устилают склизкие кровавые ошметки, а в небо бьют фонтаны крови из разорванных шей. Мало кто может остаться в своем уме, наблюдая за тем, как вурдалаки толпой облепляют свою жертву, разрывают ее на куски, сражаясь друг с другом за самые аппетитные и, давясь на ходу кровоточащим мясом, разбегаются в поисках новых жертв.

Глядя на этих горбатых, тощих звероподобных уродов, чьи когти вечно лоснятся от ядовитой трупной слизи, трудно поверить, что их предки были когда-то людьми. Во времена голода в Империи, Сильвании Тилее, Кислеве и прочих государствах даже богачам приходится несладко, чего уж говорить о нищих, которые чаще всего вынуждены идти на кладбище и утолять голод мясом своих выкопанных предков. Вурдалаки и есть выродившиеся потомки этих несчастных, но ничего человеческого, кроме самых дурных сторон человеческого характера, в них не осталось. Вечный голод этих тварей так велик, что они нападают даже друг на друга в поисках пищи. Их челюсти вечно покрыты запекшейся кровью и грязью, а между их гнилыми кривыми клыками непрерывно ползают трупные мухи, доедая застрявшие у вурдалаков меж зубов куски мяса.

Летучие мыши живут со Стригоями бок о бок в зловонных пещерах, мрачных склепах и заброшенных домах. В отличие от большинства живых существ, вампиры позволяют им оставаться рядом - возможно, потому, что нетопыри слишком малы и костлявы для того. чтобы их сожрать, а возможно, они чуют в этих кровососах родственную душу. Даже рожи Стригоев и Нетопырей имеют большое сходство. На поле боя нетопыри тучами вылетают поддержать своих хозяев, заслоняя небо от края до края и наполняя воздух громогласным шелестом и невыносимым для смертных писком.

Хозяева Кладбища крупнее, умнее и злее обычных вурдалаков. Никто не осмеливается позавриться на жертву, которую присмотрел для себя Хозяин Кладбища - просто потому, что тот потому оторвет наглецу руки и ноги. Эти вурдалаки значительно опаснее своих сородичей. Исходящий от них умопомрачительный смрад может сравниться только с миазмами, исходящими от слизи, в которой перемазаны их костлявые тела. Хозяева Кладбища смертельно быстры и предпочитают убивать одним ударом, отрывая голову или ломая хребет. Они не терпят, чтобы к их трапехе прикасались, и всегда съедают всю свою добычу в одиночку.

Некоторые таборы Стриган до сих пор поклоняются Стригоям и верят, что когда-нибудь те восстановят древний Стригос и вернут их народу счастье и благоденствие. Несмотря на то, что эти мечты совершенно безумны, стригане нередко помогают Стригоям, перевозя их в своих вагонах и похищая им на съедение людей. Если же над их повелителем нависает угроза, Стригане ни мига не колебаясь встанут на его защиту. Разумеется, Стригои ненавидят стриган и презирают их за поклонение себе, но от помощи не отказываются. Некоторые из них даже обучают старейших женщин своих племен азам некромантии и проклятий.

В армиях Стригоев не бывает зомби, поскольку их верные вурдалаки облгладывают трупы до костей. Скелеты, впрочем, тоже встречаются довольно редко, так как многие из них любят выедать костный мозг. В бой они обычно маршируют, сжимая в костяных руках дробящее оружие (обычно грубую каменную дубинку или выдернутую из себя массивную кость) - чтобы не расплескать ни капли крови, оставив ее для своих хозяев.

Гигантские волки, изгнанные из своих стай за излишнюю кровожадность и амбиции, приходят кормиться трупами на кладбища. Там они зачастую присоединяются к их правителям - Стригоям и вурдалакам. Нередко вампир дает зверю Кровавый Поцелуй, навсегда привязывая его к себе. Волдокдлаки Стригоев настолько же не похожи на других себе подобных, как их хозяева. Они ненормально тощи, их шкуры изъедены блохами и лишаем, их все время трясет от болезней, подхваченных от поедания трупов, а вокруг их грязных челюстей клубятся мухи. На поле боя эти волкодлаки дерутся с неслыханной яростью, наслаждаясь возможность питаться теплым, свежим мясом как раньше.

Гигантские нетопыри - самые естественные союзники Стригоев, разделяющие с вампирами этой династии как кровожадность, так и варварскую жестокость. Привлеченные запахом крови, эти уродливые твари часто селятся рядом со Стригоями, а те управляют ими при помощи своих способностей по контролю над существами ночи. Во время битвы они часто не убивают, а калечат противников, не давая им двигаться или сражаться, чтобы потом принести несчастных на съедение своему хозяину - и горе им, если они еще живы!

Трудно придумать более естественное место для призрака, чем кладбище. Привлеченные своими телами, они бродят среди могил, пугая до смерти глупцов, осмелившихся придти в гости к мертвым ночью. Впрочем, не все осквернители могил боятся их стражей. Стригои их, напротив, порабощают и используют в своих целях. Находясь в рабстве у этих звероподобных тварей, призраки вскоре лишаются всяких остатков разума и разделяют с ними их безумную кровожадность и ненависть, наполняя разумы их противников кошмарами, выжигающими мозг.

Баньши, странствуя по свету в поисках самого изощренного зла для себя, нередко находят Стригоев и присоединяются к их стаям. Не разделяя с ними их дикость, они порой даже превосходят своих хозяев в безумии и жестокости. Если после резни, устроенной войском Стригоев, остаются еще живые (обычно недоеденные) жертвы, то Баньши обязательно исправляют это упущение.

Жители Старого Света обычно имеют обыкновение класть в могилу к своим родственникам ценные вещи, любимые ими при жизни. Раскапывая гробы, Стригои интересуются прежде всего съедобным их содержимым, а золото и украшения для них - бесполезный хлам, который они обычно сваливают где-нибудь в углу своей норы. О равнодушии Стригоев к золоту и об их богатстве прекрасно знают Псы Войны, и потому договориться с этими вапирами о контракте - мечта любого наемника. Основная проблема - переговоры о сотрудничестве. Обычно для таких случаев Псы Войны нанимают дрессировщика крупных хищников или деревенского дурачка: иногда этим людям удается найти со Стригоями общий язык.
 
см. часть первую
Категория: Warhammer | Добавил: Kriegsherr (2007-08-05)
Просмотров: 2828 | Рейтинг: 5.0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск по каталогу

Друзья сайта
Яндекс цитирования


Статистика

Copyright MyCorp © 2006
Сайт создан в системе uCoz